Статьи

огонь

Навзничь поваленные снежные барашки, пересечённые синими, длинными, искаженными тенями. Сколько мыслей кружится в этой метели, суетливо залепляя глаза. Сколько осколков... а память с солнцем отзывается. Куда-то мимоходом следуют песни. С гармоникой и свирелью.  Холодный ужин с ледяной постелью. И танец огня...


рынок

Просто вдохновение❤️ когда видишь такую простую, красивую еду, не надо никаких рецептов...





суп рыбный "йоко"

Рыбный суп йоко


Назвала суп своим именем не только потому, что сочинила его сама, но и потому, как мне кажется, что это название полностью его описывает – рожденный солнцем и океаном.

На бульон подойдет любая рыба. У меня был стейк макроруса. Очень люблю его жареным, и в супе он повел себя весьма достойно, однако сам бульон из него не очень насыщен вкусом. Если не знаете, что выбрать, берите рыбку поароматнее)

В воду я добавила рыбу, лавровый лист, перец горошком. Пусть варится с полчаса, на среднем огне. Не забудьте вовремя снять пенку и посолить.

Тем временем на сковороде с обильным добавлением растительного масла (у меня подсолнечное нерафинированное, первого холодного отжима, оно почти не пахнет и сохраняет все полезные микроэлементы) немного обжарила мелко порезанный лук и тертую морковь. Я их карамелизировала.  Для моего супа (это примерно литр бульона) я взяла средние луковицу и морковь. Овощи немного поджарила на масле, добавила две столовые ложки рыбного бульона (можно кипятка) и треть чайной ложки соды. Засыпала щепотку сахара и черного перца. Если нужно, чтобы лук и морковь потеряли форму и превратились в однородную кашицу (это актуально для тех, кто не любит лук и морковь в супе), подержите на огне подольше.

Готовый бульон я слила через сито. Больше варить его уже не надо.  Рыбку разобрала небольшими кусочками. Мягкий сыр потерла и залила кипящим бульоном - у меня получилась молочная  жидкость, которую я залила в бульон. Добавила овощную заправку (ни в коем случае не сливайте масло, это самое ценное), очищенные креветки, поджаренные немного на сливочном масле с чесноком, водоросли вакамэ и ломаные листы рисовой бумаги. Супчику надо постоять минут 10 и можно вкушать.

Все на самом деле очень просто и быстро. Если чего-то нет, то можно обойтись, хотя будет уже не так интересно))

Ингридиенты

Рыба - примерно 500 гр

Луковица средняя

Морковь средняя

Сыр - примерно 30 гр

Креветки королевские - 10 шт

Водоросли вакамэ - щепотка

Рисовая бумага - 1 лист




always

Многие сейчас, не сговариваясь, смотрят Гарри Поттера, настроение такое, и что-то английское так и витает в воздухе... И конечно, мы вспоминаем сегодня Алана Рикмана, приснопамятного((, как говорят по-русски, без которого ГП стопудово не сложился бы. Кстати сказать, моего кролика зовут Северус, в честь сами знаете кого)) Сволочь редкостная, и как Снейп, есть грех, няшен). В общем, вдыхаем полной грудью Эрл Грей и смотрим ГП... Аfter all this time?! Always... там все свои




шоколадная коврижка

С самого детства у нас создаются стойкие ассоциации с праздниками. Запахи, цвета, ощущения, блюда. Для меня атрибут праздника - это обязательно шоколадный торт или пирог) Так как генетически во мне не заложено печь торты))),расскажу про чудесную коврижку. Несмотря на то, что она совершенно постная, вкус весьма  торжественный и нравится всем! Рецепт очень простой и доступный.

Мука 100 гр.

Сахар 80 гр.

Какао 1 ст. л.

Разрыхлитель  0,5 ч. л.

Вода 100 мл.

Масло растительное 50 мл.

Мед  1,5 ст. л.

Шоколад 30 гр.

Орехи по вкусу.

Размером получается как небольшой кексик. Для большого, полноценного пирога диаметром 22 см, возьмите в 2 раза больше ингредиентов.

Воду, сахар и мед подогреть до растворения.  Все остальное смешать. Шоколад мелко порубить. Орехи истолочь (я брала небольшую жменьку, этого достаточно)

Все соединить, вылить в форму из расчета, что тесто поднимется вдвое. Выпекать на 180-200 гр. 30-40 минут. Проверить  готовность  можно палочкой)

   Тем временем, конечно же, необходимо очень быстро и легко сделать шоколадную глазурь.

Какао 2 ст. л.

Сахар 4 ст. л.

Вода 4 ст. л.

Растительное масло 1 cт. л.

Как видите, тоже постный вариант.

Bарить, постоянно помешивая, 3-5 минут.

После того, как коврижка будет готова, ее надо остудить в форме. Не торопитесь, а то она может развалиться. Выложите ее на тарелку и полейте шоколадной глазурью. Очень кстати там будет вишня, которая добавит к сладкому немного приятной кислинки. Я взяла замороженную) Приятного чаепития)






Рождественский сочельник

  Традиционно, в день Рождественского сочельника, православные готовят сочиво ( или коливо или кутью).   В основе этого блюда  разные крупы. Обычно пшеница или рис.  Сейчас расскажу свой рецепт – он очень простой, сытный и не займет много времени. На ночь замачиваю 1 стакан полбы (дикой пшеницы).  И 1 стакан разных сухофруктов с орехами ( мне нравится чернослив, курага и клюква). Утром, хорошо промыв крупу, я заливаю ее 2 стаканами воды, немного присолив, ставлю на огонь без крышки.  Сухофрукты и орехи кладу сразу. Это дает пропитаться полбе и она становится сладкой. Единственный минус такого способа приготовления – сухофрукты теряют форму. Если хотите ее сохранить – отварите дикую пшеницу отдельно, а потом вмешайте орехи и сухофрукты. Варится полба  пока не выпарится вся вода.

 

   Предлагаю добавить  к блюду свежезамороженные ягоды и крем-мед. Если у вас есть засахарившийся мед –  это чудесно, но если есть просто жидкий, это тоже не плохо! Я взбивала именно такой. Он стал не таким пышным, как мог бы быть с засахаренным медом, но тоже побелел и приобрел кремовую консистенцию. Я добавила в мед кедровые орехи, корицу и имбирь.


   В качестве напитка рекомендую укрепляющий чай - по чайной ложке чаги и иван-чая, настоять 10 минут, перед употреблением добавить сироп из ягод черной бузины.





сорная трава

Первые капли…Дождь это был или роса с запахом мокрой земли и утренним ароматом полыни, сейчас уже трудно сказать, но именно тогда из земли появился маленький росточек.  С первых же дней крошечные листочки начали тянуться к солнцу, выискивая его лучи сквозь соседние, могучие стволы трав. Шли дни, и маленький росточек становился выше, сильнее и все больше напоминал своих соседей. Впрочем, рядом с ним было много и других трав. Кудрявых, наполненных влагой, с толстыми листьями, колючих и совсем сухих, казалось, уже давно умерших, но продолжавших стоять, как вечные стражи. Босые ноги проносились мимо, поднимая в воздух пыль,  детские окрики касались росточка, и каждая клеточка его маленького тельца ликовала. Старики ворчали. Они не любили, когда дети резвились около них, цепляя на себя их драгоценные репеи.  Что было там, через тропинку, куда постоянно ходили люди, ухаживая и следя за растущими побегами? «Что в них такого важного?» – думал росточек. Это было большое зеленое поле, где все побеги были прекрасны, как один.  Когда стебли пожелтели, люди аккуратно срезали их и унесли.

– С нами будет то же самое? – спросил однажды росточек у старого сухого репея.

– Хех, нет, конечно, зачем людям нас собирать? Мы сорная трава.

– А зачем ту траву собирают?

– Эти зерна дают людям еду. Они вкусные и сытные. А нас даже овцы не едят…

Роса это была или слезы, уже трудно сказать, но в тот момент росточек понял, что все его существование совершенно бессмысленно.  Он не красивый цветок, который бы могла сорвать девушка и вплести в волосы, он не принесет пропитания ни людям, ни животным, его даже не видно в гуще остальной травы. И это настолько огорчило его, что он больше не мог радоваться.  Так проносились дни, он рос, становился выше, и уже почти совсем вырос, как однажды вечером пастухи, проходившие мимо, срезали охапку травы. В ней оказался и подросший росточек.

«Хорошо», – подумал он. – «Возможно, я хоть на что-то сгожусь. Может, мною застелют крышу, и я помогу людям не намокнуть, или проложат стену, и тогда я сохраню их от холода». Но траву принесли в темную пещеру и бросили в угол. Наверное, хотели там заночевать, но передумали, или развести огонь, но что-то изменилось и они просто ушли. Трава лежала. Увядающий росточек больше не видел солнца.  В пещере было темно, одиноко, тоскливо. Каждый день он ждал, что кто-то войдет, и он, как гостеприимный хозяин пещеры, согреет путника, но никого не было.  Вся трава уже почти высохла, и вдруг невдалеке от пещеры послышались тихие шаги.  Кто-то вошел, осмотрелся и почти сразу же вышел.  «Нет, нет, нет!» –  кричал внутри себя росточек. – «Останься хоть на часок. Уже ночь,  отдохни, путник!» И вот, как будто крик его был услышан. Люди вернулись в пещеру. С ними был маленький ослик.  Снаружи было холодно, и человек развел огонь. Он взял немного травы из угла, бросил ее в пламя, но росточек так и остался лежать в большой куче.  Как обидно и горько было ему! «Ах, если бы у меня были ноги, я бы бросился в огонь, чтобы согреть людей», – шептал он…

Воздух в пещере становился все теплее, светлее, как будто гуще. Серый, тихий ослик стоял, медленно посапывая, только иногда дергая ушами, отгоняя щекочущих насекомых.  Стало тихо.  Как будто замерло время. В воздухе кружились золотистые искорки пламени, и в тот момент росточку показалось, что произошло что-то важное. Что-то непостижимо тихое и прекрасное.  Человек взял в углу старую кормушку для животных и застелил ее сухой травой. Росточек не верил себе от счастья. Его взяли. Он пригодился!  Человек постелил на траву одеяло и  положил ребенка.  Что это? Вода это была,  которой омыли лицо младенца, или слезы счастья полузасохшего росточка, никто уже не знает. Но в тот момент он увидел глаза. Бездонные голубые глаза ребенка, в которых был запечатлен момент создания вселенной и момент ее гибели. Жизнь и смерть всего, что существует.  Одновременно, в прекрасном танце абсолютной гармонии,  складывались начало и конец, смыслы и пути.







мечта

Один мой знакомый мечтал заночевать в лесу. Вот прямо до дрожи в коленях мечталось ему забрести в самую непроходимую чащу, чтобы спину щекотало дыхание медведя и мурашки до кончиков волос, когда собрался оглянуться...и чтобы котелок с зельем на огне и чай с шишками и дикой малиной и тишина... но самое главное, чтобы звезды. Поднимаешь глаза а они светят и ещё тише и мысли растворяются в пьяном воздухе... и вот однажды собрался он, купил палатку и отправился в лес. И забрёл он в самые гланды его, и был у него котелок, с бурлящим супом и чай невозможной вкусноты и чистота мыслей и тишина в душе. Стало близиться дело к вечеру. Поставил мой знакомый палатку, разложился в ней. Высунул голову, глядя на небо, а неба там нет. Одни верхушки деревьев и темнота. Тогда взял он отвертку, нагрел ее на костре и профигачил потолок своей дорогущей палатки - сделал много маленьких дырочек, а сверху фонарь повесил. Забрался во внутрь палатки и стал смотреть на свои звёзды...



вдоль реки


Вдоль реки Лейт растёт небывалое количество разных трав, аромат которых одурманивает, заставляя остановиться и глядеть на проносящиеся мимо потоки воды. Дым из печей будто покрывает плечи уютным теплом. Зажигаются огни. Снова и снова, где-то в глубине деревьев, начинают петь соловьи.


Сердце


– Сердце, сердце… ох…. И надо же так, вот позвала его с утра, дрова перенести… ох…

Ваня открыл один глаз. В окно ярко светило солнце, и он увидел очертания двух соседских бабушек у дверей. Где-то там, в глубине своих мыслей, он уже догадался: произошло что-то плохое. За свою недолгую жизнь он уже знал, что такое плохие известия. Он поднялся с кровати, и, сунув ноги в валенки, молча подошёл к двери.

– Вот горе-то какое, Ванечка, – сказала со слезами на глазах бабушка Варя, – дедушку твоего в больницу забрали…

Она всё охала и утирала глаза носовым платочком с маленькими голубыми цветочками. Время потекло медленно. Ваня не понимал, что ему делать и говорить. Он молча смотрел на этот носовой платочек.

– Ну, я пойду, Варвара, – сказала вторая соседка, – как мальчонку-то жалко…

Дверь открылась, и в дом ворвался  ледяной свежий воздух. Ване как будто стало холодно. Он вздрогнул, втянул голову в плечи, и побрёл на кухню. Бабушка Варя суетилась у стола, пытаясь накормить мальчика. Она принесла с собой кастрюльку, плотно, в несколько слоёв, закутанную полотенцами. Комнату наполнил запах горячей гречневой каши. Ваня помотал головой.

– Я тогда оставлю, ты потом поешь, миленький.

Бабушка обратно завернула  кастрюлю полотенцами. А Ваня всё сидел и смотрел отсутствующим взглядом на стол.

– Вы идите, – вдруг сказал Ваня.

– Ванечка, да давай я с тобой посижу, – снова всхлипнув, сказала соседка.

– Не надо, я сам могу, спасибо за еду…

Бабушка Варя ещё какое-то время охала, вытирала платочком глаза.  Ваня заметил, что на одном из полотенец, которым была накрыта кастрюля с кашей, были точно такие же цветочки! Маленькие и голубые. Бабушка Варя взяла мальчика за руки, наклонилась, и он увидел, что и глаза у неё голубые-голубые, заплаканные, с розовыми сеточками морщин.

– Не бойся, сынок, приходи, я же рядом, ты знаешь…

И она ушла.


Настала звенящая, оглушающая тишина. Ваня сидел, не шевелясь. На столе он увидел одну маленькую сушку. Видимо, вчера, когда они с дедушкой пили чай, она выпала из коробочки. Ваня откусил кусочек. Без желания съесть, просто так. Во рту было сухо, и сушка пережёвывалась с большим трудом. Оставшийся кусочек он положил на стол.

Как маленький заблудившийся щенок он начал ходить по комнате. Перекладывать вещи с места на место. Протёр пыль. Подложил дров в печку. И снова сел за стол. За окном уже потихоньку начало темнеть. А в углу, перед столом, горела лампада. Чем темнее становилось, тем ярче светился её огонёк.  И через некоторое время только он один и освещал комнату. Во всей комнате были только Ваня и огонёк. Мальчику стало невыносимо тоскливо. Одиноко. Ведь кроме деда у него никого не было. По щекам потекли горячие слёзы, и маленькое пламя замигало, как будто вторя Ваниным рыданиям.

Может, мальчику показалось… нет, к дому кто-то приближался. Хруст снега становился всё громче и вдруг смолк. Ваня встал и прислушался.

– Открывай, хозяин! – услышал мальчик громкий, хриплый голос.

Ваня подошёл к двери и открыл. Перед ним стоял высокий мужчина, без шапки, в белом свитере и кожаной лётной куртке. С маленькой ёлочкой в руках. Он улыбнулся.

– Это ты внук Петра Семёновича?

– Да-а-а-а… – ответил удивлённый Ваня.

– Замечательно, а я его племянник Николай. Значит, твой дядя вроде как! Зови меня дядя Коля. Услышал я про деда, Ваня. Не переживай, всё устроится.

Дядя Коля протянул оторопевшему мальчонке ёлочку и зашёл в дом.

Они зажгли свет. Гость вытащил из кармана куртки маленькую фигурку солдатика. Ваня всегда хотел такого! Он просто невероятно точный и красивый, как живой! Потом пили чай и говорили. Смотрели за окно на медленно падающий снег.

– Одиноко тебе, Вань? – спросил дядя, как будто читая Ванины мысли.

 Мальчик опустил голову и тяжело вздохнул.

– А у меня есть идея! Ты сейчас не сильно занят? Хочешь помочь мне?

Какой там занят… Ваня не знал, куда себя деть от переживания за деда. Конечно, он хотел помочь! Всё равно, чем заниматься, лишь бы не сидеть одному…

Они оделись и вышли из дома. Мороз стоял сильный, но ветра не было совсем. Дядя и племянник молча брели по тропинке и наконец выбрались на дорогу. Оказалось, они шли к автомобилю! Большой, белый, блестящий – настоящий!

– Садись на переднее сидение! – сказал дядя Коля.

Ваня быстренько забрался туда. Он никогда не сидел впереди в автомобиле! Мир вокруг казался даже каким-то другим с этого места.

– Мы с тобой сейчас поедем развозить подарки. Это работа у меня такая. В городе люди собирают посылки, а я отвожу и отдаю.

И они поехали. Ваня заворожённо смотрел в лобовое стекло. Большие белые снежинки, как сонные мухи медленно пролетали мимо, природа вокруг будто замела в каком-то таинственном, известном только ей ожидании.

В первом доме жили две старенькие бабушки, сёстры – Марфа и Кира. Они не мало удивились подарку и неожиданным гостям. Ване тоже достался подарок – петушок на палочке. Но не сосательный, а деревянный. Бабушка Марфа достала его из своего сундучка. Оказывается, этого петушка вырезал её отец, когда она сама была ещё младенцем.

В другом доме Ваня познакомился с Петрухой. Это был домашний кролик. Очень красивый и ручной. Когда Ване предложили выпить горячего чаю, кролик тоже забрался на стол и мальчик впервые увидел кролика так близко. Петруха тоже смотрел на мальчика своими чёрными большими глазами-бусинами и быстро дёргал носиком.


А потом дядя Коля отдал подарок Ване:

 – Теперь ты дари.

 Ваня немного смутился, когда дверь открыла девочка. Милая Машенька с длинной косичкой и добрыми глазами. Они вошли в дом. Там пахло чем-то сладким и цветочным. Мальчик протянул подарок и совсем засмущался. Потом они ели вкусные пирожки с повидлом, снова пили чай и говорили про всякую всячину. Ване стало очень тепло и радостно.


Когда они возвращались домой, всю дорогу Ваня улыбался.

Дядя Коля тоже улыбался и хрипло смеялся, ерошил Ваню по рыжим волосам.

Дома было всё так же тепло, горела лампада. Синие тени, словно сказочные животные тянулись по горбатым сугробам.

Вдалеке зазвонили колокола.

– Ах! Сегодня же Рождество! – воскликнул Ваня. – Я совсем забыл, – огорчился он.

– С Рождеством! – дядя Коля обнял мальчика и прижал к себе. – Сегодня волшебная ночь!

От пережитых впечатлений у Вани голова шла кругом.

– Иди, ложись спать, – сказал дядя, – я пока дров подкину.

Ваня с удовольствием последовал совету.

 Дядя долго копался в печке, перекладывал дрова, заметал золу, раскрошившуюся по полу. Потом он встал, накинул куртку на плечи и вышел за дверь. Ваня видел, как он стоит на пороге и смотрит в небо. На яркую луну и россыпи звёзд. Смотрит и улыбается. А вокруг него образуются морозные облачка.

Ваня думал о тех, с кем познакомился сегодня. Он уже не чувствовал себя одиноким. Но всё же очень переживал за дедушку. «Сердце, сердце… у него же оно золотое», – думал Ваня, засыпая, глядя на золотистый снег в свете фонаря.

Ваня вновь услышал хруст снега, но когда открыл глаза, было уже утро. Кто-то подошёл к двери и потихоньку отворил её. Ошеломлённый мальчик не мог поверить: – дедушка Петя! Румяный, улыбающийся, с мешочком пряников в руке. Ваня кинулся к нему:

– Дедуля! Да как же ты? Соседка говорила, что тебя в больницу положили, сердце…

– Какой там сердце, – усмехнулся дедушка, – врачи сказали: сердце в порядке, это радикулит прихватил, стрельнул в левый бок, а Митрофанна сразу скорую, панику…

– Я же говорил, что сердце у тебя золотое, – улыбаясь, сказал Ваня. – Дядь Коль, дедушка вернулся! – Ваня забегал по дому, но никого не было.

– Ты кого ищешь, внучек?

– Вчера ко мне приезжал дядя Коля, племянник твой, мы с ним подарки развозили.

– Ванюша, какой племянник? У меня нет никого, кроме тебя. Мы же с тобой одни на всём белом свете…

Неужели это был сон? Он просто уснул и всё это ему привиделось?.. Какой-то странный день вчера был.

Они сели за стол. Вчерашняя каша бабушки Вари была на удивление ещё тёплой. Дедушка положил пряники на стол. Подлил масла в лампадку и достал тарелки. И тут Ваня увидел на столе солдатика! Того самого, которого ему подарил дядя Коля. Мальчик взял его и улыбнулся.

– С Рождеством, дедушка!

В окно светило яркое золотое солнце. Лучи играли в прятки, каждую минуту перемещаясь по полу и стенам, отскакивая от блестящих предметов. Ваня был счастлив. Дедушка вернулся. Живой, здоровый. Но он не прав. Теперь Ваня знал, что они не одни на всём белом свете. У них есть целый белый свет, в котором живут бабушки-соседки, кролик Петруха, сёстры Марфа и Кира, девочка Маша и ещё много прекрасных, интересных людей, у каждого из которых в груди бьётся золотое сердце.