Тэг: дети

Сердце


– Сердце, сердце… ох…. И надо же так, вот позвала его с утра, дрова перенести… ох…

Ваня открыл один глаз. В окно ярко светило солнце, и он увидел очертания двух соседских бабушек у дверей. Где-то там, в глубине своих мыслей, он уже догадался: произошло что-то плохое. За свою недолгую жизнь он уже знал, что такое плохие известия. Он поднялся с кровати, и, сунув ноги в валенки, молча подошёл к двери.

– Вот горе-то какое, Ванечка, – сказала со слезами на глазах бабушка Варя, – дедушку твоего в больницу забрали…

Она всё охала и утирала глаза носовым платочком с маленькими голубыми цветочками. Время потекло медленно. Ваня не понимал, что ему делать и говорить. Он молча смотрел на этот носовой платочек.

– Ну, я пойду, Варвара, – сказала вторая соседка, – как мальчонку-то жалко…

Дверь открылась, и в дом ворвался  ледяной свежий воздух. Ване как будто стало холодно. Он вздрогнул, втянул голову в плечи, и побрёл на кухню. Бабушка Варя суетилась у стола, пытаясь накормить мальчика. Она принесла с собой кастрюльку, плотно, в несколько слоёв, закутанную полотенцами. Комнату наполнил запах горячей гречневой каши. Ваня помотал головой.

– Я тогда оставлю, ты потом поешь, миленький.

Бабушка обратно завернула  кастрюлю полотенцами. А Ваня всё сидел и смотрел отсутствующим взглядом на стол.

– Вы идите, – вдруг сказал Ваня.

– Ванечка, да давай я с тобой посижу, – снова всхлипнув, сказала соседка.

– Не надо, я сам могу, спасибо за еду…

Бабушка Варя ещё какое-то время охала, вытирала платочком глаза.  Ваня заметил, что на одном из полотенец, которым была накрыта кастрюля с кашей, были точно такие же цветочки! Маленькие и голубые. Бабушка Варя взяла мальчика за руки, наклонилась, и он увидел, что и глаза у неё голубые-голубые, заплаканные, с розовыми сеточками морщин.

– Не бойся, сынок, приходи, я же рядом, ты знаешь…

И она ушла.


Настала звенящая, оглушающая тишина. Ваня сидел, не шевелясь. На столе он увидел одну маленькую сушку. Видимо, вчера, когда они с дедушкой пили чай, она выпала из коробочки. Ваня откусил кусочек. Без желания съесть, просто так. Во рту было сухо, и сушка пережёвывалась с большим трудом. Оставшийся кусочек он положил на стол.

Как маленький заблудившийся щенок он начал ходить по комнате. Перекладывать вещи с места на место. Протёр пыль. Подложил дров в печку. И снова сел за стол. За окном уже потихоньку начало темнеть. А в углу, перед столом, горела лампада. Чем темнее становилось, тем ярче светился её огонёк.  И через некоторое время только он один и освещал комнату. Во всей комнате были только Ваня и огонёк. Мальчику стало невыносимо тоскливо. Одиноко. Ведь кроме деда у него никого не было. По щекам потекли горячие слёзы, и маленькое пламя замигало, как будто вторя Ваниным рыданиям.

Может, мальчику показалось… нет, к дому кто-то приближался. Хруст снега становился всё громче и вдруг смолк. Ваня встал и прислушался.

– Открывай, хозяин! – услышал мальчик громкий, хриплый голос.

Ваня подошёл к двери и открыл. Перед ним стоял высокий мужчина, без шапки, в белом свитере и кожаной лётной куртке. С маленькой ёлочкой в руках. Он улыбнулся.

– Это ты внук Петра Семёновича?

– Да-а-а-а… – ответил удивлённый Ваня.

– Замечательно, а я его племянник Николай. Значит, твой дядя вроде как! Зови меня дядя Коля. Услышал я про деда, Ваня. Не переживай, всё устроится.

Дядя Коля протянул оторопевшему мальчонке ёлочку и зашёл в дом.

Они зажгли свет. Гость вытащил из кармана куртки маленькую фигурку солдатика. Ваня всегда хотел такого! Он просто невероятно точный и красивый, как живой! Потом пили чай и говорили. Смотрели за окно на медленно падающий снег.

– Одиноко тебе, Вань? – спросил дядя, как будто читая Ванины мысли.

 Мальчик опустил голову и тяжело вздохнул.

– А у меня есть идея! Ты сейчас не сильно занят? Хочешь помочь мне?

Какой там занят… Ваня не знал, куда себя деть от переживания за деда. Конечно, он хотел помочь! Всё равно, чем заниматься, лишь бы не сидеть одному…

Они оделись и вышли из дома. Мороз стоял сильный, но ветра не было совсем. Дядя и племянник молча брели по тропинке и наконец выбрались на дорогу. Оказалось, они шли к автомобилю! Большой, белый, блестящий – настоящий!

– Садись на переднее сидение! – сказал дядя Коля.

Ваня быстренько забрался туда. Он никогда не сидел впереди в автомобиле! Мир вокруг казался даже каким-то другим с этого места.

– Мы с тобой сейчас поедем развозить подарки. Это работа у меня такая. В городе люди собирают посылки, а я отвожу и отдаю.

И они поехали. Ваня заворожённо смотрел в лобовое стекло. Большие белые снежинки, как сонные мухи медленно пролетали мимо, природа вокруг будто замела в каком-то таинственном, известном только ей ожидании.

В первом доме жили две старенькие бабушки, сёстры – Марфа и Кира. Они не мало удивились подарку и неожиданным гостям. Ване тоже достался подарок – петушок на палочке. Но не сосательный, а деревянный. Бабушка Марфа достала его из своего сундучка. Оказывается, этого петушка вырезал её отец, когда она сама была ещё младенцем.

В другом доме Ваня познакомился с Петрухой. Это был домашний кролик. Очень красивый и ручной. Когда Ване предложили выпить горячего чаю, кролик тоже забрался на стол и мальчик впервые увидел кролика так близко. Петруха тоже смотрел на мальчика своими чёрными большими глазами-бусинами и быстро дёргал носиком.


А потом дядя Коля отдал подарок Ване:

 – Теперь ты дари.

 Ваня немного смутился, когда дверь открыла девочка. Милая Машенька с длинной косичкой и добрыми глазами. Они вошли в дом. Там пахло чем-то сладким и цветочным. Мальчик протянул подарок и совсем засмущался. Потом они ели вкусные пирожки с повидлом, снова пили чай и говорили про всякую всячину. Ване стало очень тепло и радостно.


Когда они возвращались домой, всю дорогу Ваня улыбался.

Дядя Коля тоже улыбался и хрипло смеялся, ерошил Ваню по рыжим волосам.

Дома было всё так же тепло, горела лампада. Синие тени, словно сказочные животные тянулись по горбатым сугробам.

Вдалеке зазвонили колокола.

– Ах! Сегодня же Рождество! – воскликнул Ваня. – Я совсем забыл, – огорчился он.

– С Рождеством! – дядя Коля обнял мальчика и прижал к себе. – Сегодня волшебная ночь!

От пережитых впечатлений у Вани голова шла кругом.

– Иди, ложись спать, – сказал дядя, – я пока дров подкину.

Ваня с удовольствием последовал совету.

 Дядя долго копался в печке, перекладывал дрова, заметал золу, раскрошившуюся по полу. Потом он встал, накинул куртку на плечи и вышел за дверь. Ваня видел, как он стоит на пороге и смотрит в небо. На яркую луну и россыпи звёзд. Смотрит и улыбается. А вокруг него образуются морозные облачка.

Ваня думал о тех, с кем познакомился сегодня. Он уже не чувствовал себя одиноким. Но всё же очень переживал за дедушку. «Сердце, сердце… у него же оно золотое», – думал Ваня, засыпая, глядя на золотистый снег в свете фонаря.

Ваня вновь услышал хруст снега, но когда открыл глаза, было уже утро. Кто-то подошёл к двери и потихоньку отворил её. Ошеломлённый мальчик не мог поверить: – дедушка Петя! Румяный, улыбающийся, с мешочком пряников в руке. Ваня кинулся к нему:

– Дедуля! Да как же ты? Соседка говорила, что тебя в больницу положили, сердце…

– Какой там сердце, – усмехнулся дедушка, – врачи сказали: сердце в порядке, это радикулит прихватил, стрельнул в левый бок, а Митрофанна сразу скорую, панику…

– Я же говорил, что сердце у тебя золотое, – улыбаясь, сказал Ваня. – Дядь Коль, дедушка вернулся! – Ваня забегал по дому, но никого не было.

– Ты кого ищешь, внучек?

– Вчера ко мне приезжал дядя Коля, племянник твой, мы с ним подарки развозили.

– Ванюша, какой племянник? У меня нет никого, кроме тебя. Мы же с тобой одни на всём белом свете…

Неужели это был сон? Он просто уснул и всё это ему привиделось?.. Какой-то странный день вчера был.

Они сели за стол. Вчерашняя каша бабушки Вари была на удивление ещё тёплой. Дедушка положил пряники на стол. Подлил масла в лампадку и достал тарелки. И тут Ваня увидел на столе солдатика! Того самого, которого ему подарил дядя Коля. Мальчик взял его и улыбнулся.

– С Рождеством, дедушка!

В окно светило яркое золотое солнце. Лучи играли в прятки, каждую минуту перемещаясь по полу и стенам, отскакивая от блестящих предметов. Ваня был счастлив. Дедушка вернулся. Живой, здоровый. Но он не прав. Теперь Ваня знал, что они не одни на всём белом свете. У них есть целый белый свет, в котором живут бабушки-соседки, кролик Петруха, сёстры Марфа и Кира, девочка Маша и ещё много прекрасных, интересных людей, у каждого из которых в груди бьётся золотое сердце.


лесное



Вы давно были в походе?

Вот чтобы прямо с комарами, песнями у костра и палатками туго набитыми детьми?

Для меня самые лучшие походы остались в далёком детстве. Когда мы с большой семьей плавали по притокам Волги в Астрахани. Останавливались на каком-нибудь берегу, ловили рыбу и тут же варили из неё уху, дети плескались в «лягушатнике», хотя, помнится, я однажды угнала лодку, а вчера был поход совсем другой.

Тут были сосны и жирные комары, дикая жара, внезапно перетекшая в ливень с градом, тонкий хвойный аромат, откручивающий мозг и булгур с белыми грибами. Варить кашу на костре это ведь совсем отдельная песня. Вообще еда на природе обладает чудесными качествами)) она всегда вкусная.

Налопались мы вкусняшек, заели охотничьим колбасками (острыми такими, подкопанными на огне) и давай лягушек слушать.

А они ведь тоже поют. Не хуже соловьев..


зима

Хороша зима раздумьями.

Неспешными делами, воспоминаниями о жарком лете. О веселой тёплой осени. О том, что скоро новый виток. С чем пойдём мы на иной, неизбежно лучший этап развития?

Прекрасные зимние вечера. Укутанные в вязаные пледы и шерстяные носки. С горячим чаем и мандаринами. И непременно с живым огнём!

Смотреть в окно на медленно падающий снег, очищающий, укрывающий. И молчать. Впуская в свои мысли лишь восхищение и осознание трепетности момента...

Тихо❄️

Падает❄️

Снег❄️

янтарные мгновения

 


 Маленький уютный уголок, где-то у окошка, рядом с занавеской.. под романтичный шум дождя, запахом глинтвейна в чашке, шерстяные носки, связанные бабушкой.. такие неровные петельки, с колючими нитками, но все равно милые и родные. Где-то невдалеке горит торшер и из другой  комнаты доносятся звуки патефона. Непременно Шуберт. Серенада…

   Ты слышишь приглушенные голоса детей из соседней комнаты. Пришла кошка, уткнулась лбом в твою коленку и замурлыкала, плутовка.

   Ты открываешь старый семейный альбом. Он, наверное, раза в три старше тебя. Уже порядком потрепанный, бардовая шелковая обложка совсем истрепалась. Ты открываешь, и воздух наполняется воспоминаниями. Ты улыбаешься… совсем молодые… мама держит тебя на руках и читает книгу. А бабушка красавица, улыбается,  еще не замужем… уже двадцать лет как схоронили…по твоей щеке скатывается слеза.

   Подбегает доченька, зовет что-то срочно посмотреть . А ведь через много -много лет она так же будет сидеть в этом тихом уголке, с бокалом вина и перелистывать уже раза в три потолстевший и еще более истрепанный альбом. Ваш семейный альбом, где все молодые, где все улыбаются…